28 Апр

Интервью с редактором Подмосковной лиги Артемом Гагарой

«Артем Гагара — имя как будто специально для пиара»

gagara2

С газетой «Наш Серпухов» Артем поделился своими секретами позитивного настроя, истоками артистической фамилии, рассказал о смысле жизни, о том, что восхищает, какие женщины ему нравятся, и о многом другом.

Мы видим тебя в Серпухове на всех играх КВН в качестве редактора, в жюри. Почему именно Серпухов?
Артем:
На самом деле другие города тоже есть, просто они в графике стоят в другое время. А почему Серпухов… Ну, это, наверное, благодаря организаторам, Никите Михееву и Сереже, потому что мы давно с Сережей знакомы (от ред. Moskvn.ru: рискнем предположить, что речь идет о Сергее Рябчикове — втором редакторе Подмосковной лиги). У него был партнер, который с ним раньше работал. В этом деле тяжело работать одному. Иногда замыливаешься и не понимаешь, правильное ты решение принимаешь или нет, поэтому работают всегда по двое и друг друга контролируют. И здесь получилось точно так же, у него был партнер, он ушел в другой бизнес работать, и осталось вакантное место. Мне предложили, и я поехал. И так получилось, что я сюда приезжаю уже три года, знаю специфику, уровень команд, какая именно в Подмосковной лиге что из себя представляет. У каждой лиги, грубо говоря, есть свое лицо. В каждой региональной лиге команды играют по-разному: в «Азии» так, во Владивостоке — так, в Москве — так и т.д. Везде разный стиль игры в КВН.

У тебя очень интересная фамилия. Я даже нашла в Интернете забавную поздравлялку к твоему 30-летию, и там есть строчка: «Гагара — имя как будто специально придумано для пиара». Откуда такое имя?
Артем:
Вообще, так получилось исторически, что во мне течет греческая кровь. Мои предки уехали жить под Украину во время Великой Отечественной войны, в деревню, и там остались жить. А изначально наша фамилия была Гагариус. И, чтобы не расстреляли как евреев, ее сократили при получении нового паспорта при переезде в город Киров. Прадед работал на заводе, а в Кирове очень много военных объектов. А прабабушка была мать-героиня, у нее было восемь детей, им дали квартиру четырехкомнатную, вот так все это дело и завязалось.

Артистическая фамилия получилась…
Артем:
Ну, и семья получилась такая же. Просто мне, видимо, повезло чуть больше, чем всем остальным. Например, мой дядя в цирке играл на трубе, тетя играла на клавишах. Мама у меня пела всю жизнь, папа всю жизнь слышал, но не пел. Такой у них получился симбиоз. Папа у меня наполовину грек, наполовину русский, а мама наполовину русская, наполовину цыганка. Поэтому получилась такая взрывная смесь.

А никогда не хотелось стать актером?
Артем:
Хотелось. Я закончил театральный институт. Первое мое образование юридическое, а второе — театральное, я получил в Москве специальность «Драматический актер театра и кино». Но не пошел работать по специальности, потому что я поздно поступил. Меня взяли на 2 курс, мне тогда было уже 25. А в 25 тяжело что-то лепить из человека, у него есть на все свое мнение. Я учился с 17-летними, мне было тяжело. Но я хотел понять именно специфику этой работы для того, чтобы потом самому ее применять, либо кому-то помогать, либо какой-то режиссерской деятельностью начать заниматься. И я понял, что, образно выражаясь, за 30 тысяч рублей я не хочу работать в театре, где я буду слышать, что я д*рьмо. Это не мое.

А что твое?
Артем: Все, что касаемо творчества. У него же видов много, как на дереве — корень один, а листочков много. Поэтому ветвей в развитии себя как личности, в духовном смысле или, если мы будем говорить о творчестве, их миллион — петь, танцевать, режиссурой заниматься. Я, например, ставлю профессиональный КВН военному училищу в Санкт-Петербурге. Воспитываю детей.

Как родилась идея создания группы «Роднополисы»?
Артем:
У нас есть некий телеканал, Первый городской. Люди, которые там работают, — бывшие кавээнщики. По крайней мере директор — точно. Мы с ним играли в одной команде, «Вятка-автомат», в свое время. И он попросил нас из более-менее известных, адекватных людей собрать команду и сделать клип про город. Это был клип «Chё», я там уезжаю с вокзала в Москву. Он был сделан абсолютно бесплатно. Благодаря нашему губернатору, Никите Юрьевичу Белых, который дал нам карт-бланш. То есть светофоры, гаишники, полиция… Нам для съемок, например, нужно было отцепить вагон-ресторан, который не ездил. Мы в нем снимали и делали вид, что мы в нем едем. Никакой идеи группы тогда не было вообще, мы хотели сделать некое превью для города. Там известный диджей наш, в общем, люди, известные в разных сферах. Люди, которые уехали в Москву, мы попросили, чтобы они приехали для съемок и т.д. По максимуму мы набрали людей, которых возможно, даже Тина Канделаки у нас там появляется, посредством знакомых связей и ее привлекли. Клип показали, выложили в YouTube. А когда он набрал миллион просмотров, мы подумали: «А почему бы не сделать группу?» В первом клипе моего голоса нет вообще, я там только снимался. А дальше уже возникла группа, которую назвали «Роднополисы». Это сначала было названием проекта — «Роднополисы. Chё».
…Это уже коммерческий проект, и я считаю, в этом нет ничего плохого, потому что, если смотреть с точки зрения бизнеса, мне не стыдно показать его родителям. Я не продаю наркотики или оружие, не обманываю людей, не сижу в офисе. Я отчасти занимаюсь своим любимым делом и посредством него несу некий флаг свободы. Мы — группа, которая хочет напомнить людям о том, что есть вещи гораздо важнее, чем машины, деньги, женщины, еще что-то. Это полусоциальный, полудраматический проект, лирический. И мы стараемся брать темы глубокие, потому что на рынке этого, во-первых, нет, во-вторых, об этом хотелось бы петь. Ведь российский рэп заселен такими местечковыми темами — я потусил, я покурил. Развития никакого. Соответственно, чтобы не было стыдно ни нам, ни моим родителям за меня, хочется что-то делать такое, широкое… Этот наш проект, я точно знаю, показывали Дмитрию Медведеву. И Александр Васильевич Масляков видел клип «Здорово, мама!». В Лондоне играет «Мама», на Брайтон-бич в Америке. Это не массово пока, потому что мы не продаем права.

Как ты считаешь, как нужно развивать патриотизм у молодежи?
Артем:
Олимпиада, параолимпиада поднимают дух? Да, естественно. Владимиру Владимировичу, конечно, в этом плане честь и хвала. А как в масштабе небольшого города? Вот у нас, к примеру, ребята сделали антикафе… Это очень классная тема. Туда люди приходят пить чай и играть в игры. Игра «мафия», например, развивает тебя как личность. Ты сидишь в обществе, а не один за компьютером. Ты общаешься с людьми даже посредством игры, потому что сейчас же вся основная проблема в том, что Интернет, хоть он и классная штука, забивает каналы восприятия у людей. Они перестают друг с другом общаться, им неинтересно… Это первая беда наша общероссийская — то, что люди не общаются друг с другом, поэтому и не помогают друг другу. Наверное, нужно развивать семейные игры, как раньше — «Папа, мама, я — спортивная семья». Это же здорово, это поднимает дух народа! А так как у нас нет института семьи, то о чем говорить?..
Сейчас в Америке очень популярная тема — некая психологическая игра. Вот вы, к примеру, работаете друг с другом, и вы можете угадать посредством того, что вы уже знакомы, что сейчас произойдет, что человек скажет в той или иной патовой ситуации, как отреагирует. Ты чертишь определенные колонки и разгадываешь человека. Такая посредственная, простейшая психология. Вот у них сейчас это модно, всем нравится.
И потом, в каждом городе у молодежи должны быть не то что свои кумиры, но люди, на которых нужно равняться. Ведь они же нужны — на каких актеров равняться, на каких спортсменов, политиков и т.д. У нас в городе таких почти нет. Мы сейчас пытаемся взращивать новое поколение, но наш формат — это либо до 15 лет, либо после 30. Например, тот сегмент, который слушает Макса Коржа, он не наш, им неинтересно это. А вот люди, которые, не дай Бог, потеряли родителей, либо что-то еще, т.е. вкусили эту горечь жизни, которые понимают, что детство прошло, что ты уехал из своего города… Наша музыка не для глупых людей. Мы же не можем заставить нас слушать человека, который не читает. Ему это будет неинтересно, а мы уже считаемся нечитающей нацией, к сожалению. Хотя такие истоки, такая мощная классическая литература. Конечно, хотелось бы верить в то, что умного народу больше, именно грамотного.

gagaraПоделись своими секретами позитивного настроя.
Артем:
Такие секреты, у меня, конечно, есть. Я их собирал очень долго, на самом деле, а потом к ним сам пришел. По одной простой причине, что самое приятное, что может произойти в жизни, то, что сподвигнет на ощущение свободы… А это самое главное, чтобы чувствовать себя хорошо, нужно чувствовать себя свободным человеком, внутренне. Так вот, для этого нужно просыпаться каждый день и говорить «спасибо». Люди же настолько погрязли в своих проблемах, что они забывают о том, чтобы благодарить за каждый прожитый день. Ну, сегодня пасмурная погода, но ты же живой, у тебя же сердце не остановилось! Это же здорово! А мы привыкли друг друга жалеть, заниматься самобичеванием. Надо поменять вектор какой-то внутри себя, взгляд на мир поменять. Посмотрите даже на тех же параолимпийцев, они инвалиды. Великие люди, но они инвалиды. Участие в соревнованиях — это для них единственный способ показать миру, что они существуют. И не просто существуют, они — а) живут, б) они чемпионы и с) они гораздо круче большинства людей, которые живут полноценно (на своих ногах и руках). В этот момент они гораздо счастливее, чем любой другой человек за всю свою жизнь. Поэтому надо, наверное, уже перестать заниматься самобичеванием, а начать помогать людям, заниматься чем-то, развиваться. Тогда, наверное, будет интересней. А самое главное — говорить спасибо за каждый день, в котором ты живешь.

Есть что-то, что могло бы тронуть до глубины души такого весельчака Артема Гагару?
Артем:
А кто знает, какой он на самом деле? Никто же не знает. Это маска, даже родители теперь не знают, какой я. Дома мы одни, с друзьями другие, с женщинами третьи. Мы остаемся только наедине с самим собой настоящими. И, по сути, такие люди, которые веселят зрителей со сцены, они зачастую очень ранимы и одиноки. Но это не есть плохо, это не приговор. Все, что с нами происходит в жизни, — это не приговор. Это очередное испытание.

Ты задумывался о смысле жизни?
Артем:
Конечно. И я понял две вещи. Я для себя уточнил, что есть Бог и в чем смысл жизни конкретно для меня. Бог для меня — это любовь, потому что это единственная работающая энергетическая субстанция, которая движет планету вообще. А вот смысл жизни каждый должен найти для себя какой-то свой. Потому что у каждого свой мотив жизненный. Кто-то хочет лечить людей, значит, он любит людей, кто-то хочет заниматься детьми, кто-то хочет быть мореплавателем, путешественником. Я очень хочу, чтобы моя жизнь не прошла бесследно. Я хотел бы, чтобы хотя бы один человек посредством моей жизни, знакомства с моим творчеством, поменялся. Либо хотя бы задумался о том, что происходит внешне, внутренне, внутри его, внутри страны, его города. Остановился и хоть раз в жизни задумался, что не так, в нем самом и в том, что его окружает. И как помочь себе и окружающим, чтобы чувствовать себя счастливым. Творчество — это проводник, поэтому я всего лишь проводник между тем, что я хочу донести зрителю, зрителем я называю любого, даже того, с кем я буду разговаривать на улице. То есть я чувствую себя счастливым, когда понимаю, что я хоть как-то помог людям.

Назови три вещи (из любых категорий), которые тебя восхищают в жизни и которые вызывают отвращение.
Артем:
Вещи, которые восхищают, — творчество, потому что это самый совершенный бунт, это единственная вещь, которая может говорить обо всем, о чем угодно. Без цензуры, без политики, без всего. Любовь. И дружба настоящая. Меня это восхищает, потому что это дорогого стоит. Что меня бесит, что я ненавижу больше всего — это… страх, лень и деньги.

Есть в Серпухове твои поклонницы?
Артем:
Есть. Я встречал. Но чаще как происходит, люди думают, что это какой-то один человек, и не хотят с ним общаться, но все равно вроде интересно. А когда они с тобой разговаривают либо мы проводим какое-то время вместе, кардинально меняется отношение, и за этой метаморфозой очень интересно наблюдать, потому что люди даже и не подозревали, что все совершенно по-другому.

Какие женщины тебе нравятся?
Артем:
Конечно же, страстные! В любом смысле этого слова, по жизни, те, кого держит страсть. Чего греха таить? Если жить, то надо жить до конца. Если умирать, то с музыкой. Ну, и, наверное, адекватные все-таки. Не нравятся истерички, мужеподобные женщины. Это сложно объяснить. Очень редко бывает такое, когда ты находишь своего человека. И причем необязательно с ним спать, а вот инстинкт случайного собеседника, когда ты с ним садишься и можешь проболтать всю ночь, и ты этого человека никогда в жизни не забудешь, так же, как и он тебя. Можно его больше не увидеть никогда в жизни, но то ощущение, которое останется, тот опыт, который люди друг другу передадут… Это странная очень вещь, но она колоссальная. Эти люди друг друга находят, как будто их кто-то направляет для какого-то определенного опыта, чтобы ответить на какие-то вопросы, в ячейки что-то положить, в которых пробел. Когда это происходит, это вообще, конечно, фантастика!..
У меня есть несколько подруг в других городах, с которыми я просто дружу. Есть, например, одногруппница в Москве. Это человек, который в отличие от всех остальных должен обязательно быть на моей свадьбе. Почему — неважно, он должен там быть!
Есть пример человека, девушки, которая, будучи настоящей неподдельной москвичкой, удивляет и поражает меня настолько своей простотой, отношением к жизни и абсолютной своей немосквичностью! Зная ее, я не могу теперь сказать, что все москвичи — какие-то снобы. Для меня этот человек — просто легенда! То есть это пример той женщины-москвички, которой надо быть. Ну, как мне кажется.

Чего ты хотел бы добиться в жизни?
Артем: Ботинки счастья. Копье удачи! Если серьезно, я бы очень хотел работать в кино. Просто разово сняться — это не то. От роли к роли ты растешь, набираешь опыт, это как в любой игре — плюс 30 к силе. Я бы попробовал себя в любом жанре. Жизнь долгая, я прожил еще, надеюсь, меньше половины, я не отчаиваюсь в этом плане. Просто я смотрю фильмы и понимаю, что я знаю этот процесс. Мы ведь снимаем клипы. Некоторые сцены снимаются очень долго, не все к этому готовы. Каждый должен заниматься своим делом, кесарю кесарево, слесарю слесарево. Я бы это выдержал. Я к этому готов, к такой сложной работе. Это же предпродакшен, постпродакшен. Сидишь, к примеру, в кресле — тебя гримируют. Я посмотрел вчера фильм «Красавица и чудовище». Сколько макияжа, грима надо было нанести, и плюс у него еще маска живая, компьютерная графика. Но он же несколько часов сидел в кресле гримировался. Это тяжело. Но то, что ты видишь на выходе, это же просто фантастика!

Беседовала Елена Зайцева

Оригинальный текст и фото: serp-on.ru
Фото в командной форме: amik.ru


Генеральный партнёр

--_--_-2022

ВКонтакте

 

Одноклассники

Яндекс метрика

Яндекс.Метрика